in extremo

Сегодня снился ангел.
Ангел был высоким, худощавым, неопределенно-молодого возраста на вид, с длинными темно-русыми волосами, и взглядом таким, что любому наткнувшемуся на этот взгляд хотелось бросить все дела и до конца жизни только и делать, что купаться в этом потоке света, абсолютной любви и всепрощения.
Ангел был настолько молчалив, что многие думали – он нем. Ангел был одет в какую-то хламиду, ходил по городу босиком и просто смотрел на людей и улыбался, тем самым внося немалое смутение в повседнемную жизнь горожан. Но долго ангелу быть самому по себе не получалось – очередная жертва его ангельского обаяния дарила ангелу ответную улыбку, брала за руку и брала к себе домой, как бездомного котенка. Или как беспризорное сокровище. Дома ангела одевали во что-то нормальное, отмывали – хотя он и так был чище свежевыпавшего снега, кормили и были бы рады исполнить любые капризы – да только ангел почти не говорил, хоть словами, хоть жестами. Ангел с безграничным терпением выносил все, что с ним делали, шел туда, куда вели, делал, что ему говорили делать – и лишь смотрел и улыбался.
Ангела не обижали – ну у какого негодяя поднимется рука на ангела? Его всего лишь хотели приручить, чтобы ему больше не пришлось ходить неприкаянному и бездомному по улицам. Или чтобы не дарил свои бесценные улыбки всем подряд – это же бессмысленная трата ресурсов! А вот если ангела, к примеру, одеть в костюм и взять с собой на, к примеру, деловые переговоры, представив новым менеджером, который просто учится, поэтому молчит – тогда другое дело. Ты-то уже привычный к силе ангельского наркоманского влияния на человека, а вот деловые партнеры или противники – нет, сразу пускают слезу и дают слабину.
Ну и мало ли других применений можно придумать для ангела, из всех средств защиты и нападения владеющего лишь улыбкой и ласковым взглядом, да и то не осознающего их силу. Да и вообще, кажется, мало что осознающего, да и помнящего – недели жизни в чьем-то доме хватало, чтобы ангел начинал забывать, кто он есть, и думать, что он такой же человек, как и остальные.
Пока однажды ангел не вставал на подоконник и не выходил в окно, неожиданно ловко ускользая от бросающегося его спасать покровителя. Один шаг вперед – и человеческое тело неуклюже падает вниз, человеческое сердце замирает в смертельном страхе неминуемого – но в последний миг ангел вспоминает, кто он, и распахивающиеся за спиной крылья (никаких дурацких птичьих перьев, что вы – чистая энергия, такая, что и смотреть больно, и кажется, что ангел сгорает в огненном коконе, как феникс) уносят ангела вверх, в небо над городом. И он кружит там, квинтэссенция абсолютного счастья, весь город на ладони и его можно окинуть одним взглядом, чтобы хватило сразу всем, даром, и никто не ушел обиженным!

А потом ангел опускается на землю, и снова идет по снова незнакомому ему городу, одаряя улыбками всех вокруг, и не подозревая, что уже завтра его снова возьмут за руку и поведут туда, где он забудет, что он – ангел.
И тут бы и закончить рассказ моралью о плохих жадных людях и несчастном добром ангеле, но только знаете что? Кажется, тот миг, когда ангел, считающий себя человеком, шагает за край, и на краю неминуемой гибели пробуждается его настоящая суть – это и есть то, ради чего живет ангел. А спасение душ окружающих – всего лишь так, побочный эффект.


You can read this post at tygernach.livejournal.com.