Внезапно

А сейчас я вам покажу, чем занимался во Львове, куда мы ездили на первые майские, дабы отдохнуть от Москвы и закрыть гештальт (еще бы с городом Тллнн такое же провернуть, но почему-то пока не получается).

Самые смелые приглашаются под кат, ибо в приличном обществе такое не показывают.

Львов. На подходах к Высокому замку
На подходах к Высокому замку. По этой улице когда-то зимой мы с [info]elvit поднимались, а спускались по железным лестницам, а весной вот вышло все наоборот.

Львов. Высокий замок
Высокий замок и та самая железная лестница. По ней нас сопровождал мелкий шваброобразный пес, и потом еще долго мы с ним шли, не сговариваясь, по одним и тем же улицам.

Львов. Паб "Старая собака"
ОБедаем в пабе “Старая собака”. Оставшийся за кадром сосед-англоговорящий экспат трындит, совращая барышню. Трындит всю дорогу, не прерываясь, пока мы ждем заказа, едим, допиваем кто пиво, кто гиннесс. У меня бы язык отвалился уже минут через десять – а экспату хоть бы хны.

Львов. В кафе "Викторианский чай".
Кафе с неожиданным названием “Викторианский чай” или как-то так. Хотя с названием мог приврать, мы долго бродили, ища, где приземлиться в последний львовский вечер. Но это кафе было рядом с дневной “Старой собакой”, и я еще подумал что Эсквайр все-таки негодяй, хоть мы его и любим можно вечером попробовать зайти.

Все, кроме последнего, выполнено изографом – это теперь мой любимый пишущий инструмент, жаль только, что именно писать им нельзя ( Последний – перьевой ручкой. Кстати, про ручки надо бы тоже рассказать, какой трэш с продавцом и с Почтой России пришлось пройти, чтобы их получить в свои руки.

И да, рисовать я не умею, так что такие комментарии можно не писать как излишние. Всю жизнь не умел, как ни старались меня научить (да и не больно-таки старались). Но с некоторых пор, а конкретно после прочтения Бетти Эдвардс я перестал гордиться этим фактом, а просто взял и попробовал. Рисовать я по-прежнему не умею, но теперь меня это не очень-то волнует. Главное – что мне нравятся физические ощущения, возникающие от сочетания карандаша/изографа с чистой белой бумагой, и особенно нравится, что в такие моменты вечно тянущее на себя одеяло гиковское левое полушарие уходит в тень забитого правого – и в результате даже какие-то 15 минут рисования ощущаются потом полноценным отдыхом. Но вообще, наверное, стоит про все это отдельный пост написать, как я дошел до жизни такой и удалось ли хоть что-то сделать.

А так было забавно – среди скопления говнофотографов всех мастей стоять/сидеть и с умным видом рисовать в блокнотике. Все равно никто не видит, что и как я там рисую )


You can read this post at tygernach.livejournal.com.