Я научился учиться?

В прошлые новогодние каникулы мы побили все рекорды по качественному валянию на диване. В эти ожидалось примерно то же самое (то есть я себе, конечно, обещал, что буду с утра до вечера заниматься исключительно Общественно Важными и прочими Нужными делами :), но в итоге вышло чуть поактивнее. Особенно в последние дни, когда время, отведенное на попытки сделать домашку по всеми нежно любимой дискретной математике, стремительно сокращалось, а опыт, приобретенный во время делания домашки по куда как менее объемной теории алгоритмов и логике у того же преподавателя, говорил – хорошо если за один день удасться справиться с одной задачей – а всего их было пять.
Это был, конечно, незабываемый опыт, полный печали и кайфа одновременно. Кайфа – когда после дооолгой медитации на лекции, учебник и гугл ты вдруг понимал, что и как надо делать, делал – и все получалось. А печали – когда ты понимал, что по-хорошему все эти нудные ручные расчеты и рисования можно поручить машине, но засада в том, что готовое ПО или уродское и кривое донельзя (разве что Вольфрам Альфа радует, но не всегда спасает), а писать своё займет столько же времени, сколько решать по-старинке, ручкой на бумаге. Не, пару скриптов я написал – уж больно неохота было вручную пересчитывать матрицы, да переводить булевы функции в базис Жегалкина.

Но в итоге все хорошо, зачет получил (первонахом стать в этот раз не удалось, увы). А через некоторое время с удивлением обнаружил, что занятия дискретной математикой, кроме непосредственных знаний по тему (далеко не все из них нужны в жизни, к счастью – я бы повесился, если бы пришлось снова иметь дело со всеми этими извращенскими кольцами-полукольцами-алгебрами), дали мне еще кое-что побочное, но весьма существенное для меня.

Во-первых, я четко (и надеюсь, раз и навсегда) сформулировал одну простую вещь – если у тебя есть какая-то задача/проблема, и ты ее в общем-то решил, но какие-то моменты тебе кажутся сомнительными или нечеткими, то нехрен заниматься самообманом и думать “авось и так пройдет/сойдет”. Ничерта подобного, не сойдет – и тут неважно, самому себе ты будешь докладываться о готовности или кому другому. Сомнительные места и доказательства таковыми и останутся – до тех пор, пока не избавишься от последних остатков этой самой сомнительности, и вся цепочка доказательств или действий не будет пристально чиста и ясна.

А во-вторых, я как-то вдруг стал меньше бояться регулярных выражений. Не то чтобы стал лучше знать их, нет – просто, оказывается, когда по этим самым регуляркам несколько дней рисуешь конечные автоматы (или наоборот), то они (в смысле регулярки), встретившись в реальной жизни, уже не вызывают такого иррационального недовольствия и местами ужаса, как раньше. В принципе это общеизвестный механизм борьбы с непонятным или страшным – изучение этого самого непонятного ужаса ) Изучение, естественным образом переходящее в приручение.


You can read this post at tygernach.livejournal.com.