Il trovatore

Все-таки смотреть и слушать оперу даже на большом экране – совсем не то же самое, что вживую. Начиная с такой объективной вещи, как акустика, и заканчивая сплошной субьективщиной типа “в данном случае ересь это ваше АЦП и точка”.

Однако уже купленные билеты на “Севильского цирюльника” сдавать не будем – все равно кайф, хоть и не совсем такой, какой мог бы быть. Заодно можно будет поэкспериментировать с собственным восприятием – в первый раз на “Травиату” я ходил, зная музыку и не зная либретто, в этот раз – не зная ни того, ни другого (и только сейчас стало понятно, почему с музыкой не сложилось – она не такая цепляющая с самого начала, как в Травиате, там только во второй части начинается натуральный угар и крышеснос), а с Цирюльником надо бы ознакомиться только с либретто – а то когда смотришь на экране, отчасти начинаешь воспринимать как фильм, и порой раздражаться по привычке – ну чего герои так тупят, все же понятно, давайте дальше сюжет гнать!
М. сказал, что теперь Хворостовский – его любимый “киношный” негодяй. Меня же больше всего впечатлило, каким голосом разговаривает Dolora Zajick, исполнявшая роль цыганки – когда в антракте показывали ее мини-интервью. Ладно, поет – в опере все поют, большинство притом красиво, но когда некрасивая и унылая с виду тетка а-ля продавщица из сельпо открывает рот и оттуда исходит воистину ангельский голос – ну я даже не знаю, как это откомментировать, это надо слышать.

Отдельное удовольствие – открывать для себя какую-то совершенно новую сферу, причем открывать совершенно как чайник, не зарываясь сразу в гору информации, а с восторгом неофита радуясь баянам.


You can read this post at tygernach.livejournal.com.

Люди, которые поют

В субботу, 19 января 2013 года, впервые в жизни побывал в опере. За пару месяцев до этого, в рамках подготовки к данному культпоходу, впервые же в жизни прослушал оперу целиком, причем многократно и не одну. Правда, с непривычки в такую сложную музыку (ну то есть я обычно и слушаю не самую простую музыку, но в опере ее тупо слишком много для современного среднестатистического любителя современной же музыки) – поэтому пока могу с уверенностью говорить только про Травиату Верди – и она, братцы, прекрасна даже в виде аудиозаписи, прослушиваемой в плеере в московском метро.

А уж вживую на сцене оперы – так и вовсе охуительна. Прошу прощения за мой французский, но из песни слова не выкинешь. Какое счастье, братцы, что я в оперной музыке полный дилетант и профан, поэтому могу просто сказать – мне безумно понравилось. Оркестр не косячил, и по факту музыки я практически не замечал – как не замечаешь, что небо синее, а трава зеленая – настолько все было органично. Разве что в начале каждого акта было слышно, как сопит дирижер (бедняга, наверное, что-то с носом) – но потом волшебным образом все лишние звуки исчезают. Даже нервный мужик сзади, шуршащий программкой (на фоне практически абсолютной тишины зрительного зала более чем заметно и бесит неимоверно), прекращал шуршать – я даже не успел решить, культурно ли будет в опере просить заткнуться нахрен или молча показать кулак. Голоса исполнителей – ну, только потом, переслушивая версию, что на плеере, понял, что эта версия Виолетты поет более, что ли, искусно с точки зрения выражения эмоций, и голос более интересный – но это чувствуется только пост-фактум, вживую было тоже очень и очень неплохо. Про Альфреда ничего не понял, а вот чувак, который на сцене играл отца Альфреда – теперь мой кумир. Ох, братцы, хорошо, что на моем жизненном пути встречаются в основном айтишники, а не оперные певцы – человеку с таким голосом хочется отдаться сразу и целиком. Такое впечатление, что часть диапазона там все-таки уходит в инфразвук – по крайней мере, в самые напряженные моменты такая дрожь пробивает. Неудивительно, что этот чувак на финальных поклонах зрительному залу заполучил самый шикарный букетище – в то время как остальные исполнители только банальные какие-то пару цветочков в целлофане. И самые бурные аплодисменты, естественно.

Что касается визуальной стороны – в очереди в гардероб подслушал, как компания предпенсионного вида теток-театралок с презрением обсуждала, что, мол, сценическая постановка была ужасна, и больше никогда в жизни! ни одного цвета, вы представляете! все чОрное! И он ее по полу таскает! – и так удивился, что аж дар речи потерял. Уж не знаю, как там полагается в классической опере, но мне эта минималистичная версия очень понравилась – все очень графично, и символичность зашкаливает до уровня комиксовой – но блин, опера сама по себе жанр очень условный, и комиксовость тут более чем в тему. Персонажи в черном на черной сцене с редкими включениями хромированных деталей, и контрастом внезапно белые одежды у главгероев, когда они счастливы. Куда там вычурные винтажные одежды и разноцветье? Вот она – идеальная иллюстрация к главному – истории и эмоциям, рассказываемыми языком музыки и голоса. Если бы еще не отвлекаться на субтитры – катарсис бы был полным, но тут уж я сам виноват. Читал же мудрое предупреждение в интернетах, что в оперу надо приходить, предварительно ознакомившись с либретто. Теперь-то понимаю, почему – чтобы, в целом понимая происходящее, добавить собственных эмоций и мыслей, и в итоге каждый а зале слышит что-то свое, пусть одинаковое в целом, но глубоко индивидуальное в деталях. Ну и плюс сугубо физиологическая фишка – при таком минимуме визуальной информации организм начинает усиленно получать инфу от других органов чувств, в частности – от слуха. Что в условиях оперы, сами понимаете, идеально.
Хотя зачем по полу таскать труп, я тоже не понял. М. высказал предположение, что это такой символический танец с мертвыми – но имхо это как-то слишком уже.

img_0068_9a7e3f94
Read the rest of this entry »


You can read this post at tygernach.livejournal.com.